Белорусский кризис означает ужесточение борьбы за Евразию

Белорусский кризис означает ужесточение борьбы за Евразию

23 августа, во время выступления на форуме «Территория смыслов», министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что ситуация с протестами в Беларуси начала успокаиваться. С этой версией согласились в Минске, но с поправкой на то, что нормализация обстановки нравится далеко не всем международным акторам, включая США.

Так, по мнению президента Беларуси Александра Лукашенко, спокойная и мирная Беларусь не сходится с американскими национальными интересами, а Вашингтон, как заявил белорусский лидер, являются главным драйвером массовых акций протеста в Беларуси, перебрасывая подготовленных оппозиционных активистов, через «специализированный центр в Варшаве».

Какие выводы можно сделать из нового белорусского кейса?

Кризис в Беларуси, безусловно, является не только продуктом внешнего вмешательства, а во многом произрастает из целого ряда внутренних проблем и противоречий, причем не только сегодняшнего дня, но и накопившихся за долгие годы независимости — начиная от последствий пандемии коронавируса и заканчивая низкой эффективностью власти в целом.

Кроме того, белорусский кейс показал пример одновременного выгорания и модели экономического развития, и модели обеспечения социальной стабильности, помноженных на глобальное изменение характера геополитических процессов в регионе. Эти процессы, по какой-то необъяснимой причине, были полностью проигнорированы руководством республики.

При этом, несмотря на то, что ситуация в Беларуси во многом является уникальной и вряд ли в полной мере воспроизводима в других странах Евразии, целый ряд её элементов может стать «модельным» для управления протестными политическими и социально-политические процессами в последующих геополитических кризисах.

«Цветная» революция с поправками на нововведения

События в Беларуси хорошо укладываются в рамки политической теории, описывающей динамику развития классической «цветной» революции, но есть и некоторые характерные отличия.

Во-первых, массовые акции протеста в Беларуси происходили без реального лидера мнений, который находился бы вместе с активистами и мог бы координировать поведение людей. Управляющий центр, который и занимается координацией массовых беспорядков, находится за пределами страны-мишени, но это не мешает ему осуществлять эффективную работы по дестабилизации.

Во-вторых, кризис с самого начала развивался в пространстве экономической иррациональности, когда обе стороны противостояния не могли предложить каких либо новых идей, подходящих под существующие геополитические реалии. Противоборство изначально развивалось на фоне устаревших и неактуальных экономических парадигм, которые можно описать следующим образом:

  1. сохранение государственно-монополистического капитализма, утратившего эффективность;
  2. интеграция в Европейский союз на фоне отсутствия интереса самой Европы такой интеграции.

Всё это показывает новые возможности для конструирования и управления «цветными» революциями с использованием современных систем коммуникаций, когда для создания кризиса используются заведомо устаревшие модели, которые ранее никогда бы не смогли стать катализатором для массовых акций протеста.

Важно отметить, что новые подходы пока оказались недостаточно эффективными, чтобы завершиться победой оппозиции, но назвать их бесполезными тоже нельзя. Они проявили новые возможности, которые наверняка будут доработаны и использованы для реализации «цветных» революций на территории других стран.

Белорусский опыт показывает, что работа оппозиции «на удалёнке» является максимально безопасной для организаторов акций протеста, а её возможностей вполне хватает для поддержания длительной нестабильности как в столице, так и в отдаленных регионах страны, которая затем может быть использована для полноценной интервенции.

Другими словами, сценарии «цветной» революции, направленные на заморозку интеграционных процессов в Евразии, становятся более доступными. На уровне политики это означает не просто ожесточенное противостояние центростремительным тенденциям в Евразии, но и потенциальное разрушение политико-экономических институтов без создания какой-либо альтернативы, как это было ранее.

Фото: Известия

 Последние новости Беларуси и мира
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.