О том, как Варшава реализует собственные имперские амбиции, используя «мягкую силу»

О том, как Варшава реализует собственные имперские амбиции, используя "мягкую силу"

Политический кризис в Беларуси спровоцировал резкое ухудшение отношения официального Минска со странами так называемого «Люблинского треугольника». Сегодня белорусские власти видят в этих государствах едва ли не основных бенефициаров массовых акций протеста, продолжающихся в республике второй месяц. Особую настороженность в этом альянсе вызывает Польша, которая обладает как необходимыми ресурсами, так и амбициями для вмешательства во внутренние дела нашей страны. 

В последнее время дошло даже до прямых политических демаршей — Минск отозвал всех своих послов в Варшаве и Вильнюсе, а затем потребовал от Польши и Литвы поступить аналогичным образом. Кроме того, белорусская сторона выступила за сокращение числа представителей польских и литовских внешнеполитических ведомств, работающий на территории республики. Другими словами, стороны максимально накалили межгосударственные отношения, причем Беларусь даже стягивала войска к собственным западным границам.

Однако понятно, что угроза «польского вторжения» представляет собой часть информационной войны и на данном историческом отрезке не предполагает реального вторжения на территорию Беларуси. Об этом свидетельствует и тот факт, что белорусские войска были возвращены в обычные места дислокации. Тем не менее, активное участие Польши во внутриполитических процессах соседних стран не вызывает сомнения, и Варшава, будучи столицей с выраженными имперскими амбициями, наверняка просчитывает самые разные варианты развития событий.

Миф об утраченных территориях является важнейшим паттерном в сознании польского народа. Рассматривая себя в качестве ядра крупного цивилизационного проекта на территории Восточной Европы, Варшава стремится оказывать влияние на события в тех странах, которые она считает зоной своих национальных (законных) интересов. Нет сомнения, что в эту зону входят все территории, так или иначе связанные с проектом Речи Посполитой. Это понимают и соседи, некоторые из которых даже готовы считаться с амбициями Варшавы.

Политика — искусство возможного, и в Варшаве не могут не понимать, что на сегодняшний день польское демографическое и культурное присутствие на территории соседних государств невелико, а идеями польского «возрождения» здесь мало кого можно увлечь. Поэтому нужна была более изощренная и долгосрочная стратегия, которая была найдена. В целом, ничего нового поляки не придумали, а воспользовались вполне себе известными технологиями «мягкой силы», которые широко использует как Вашингтон, так и Брюссель.

В этом смысле Варшава приняла разумное решение временно отказаться от явного проявления собственных имперских притязаний, в том числе в отношении Украины, Литвы и Беларуси, но выступить для них в качестве некого старшего брата и морального авторитета. В практическом плане это проявляется на уровне продвижения и закрепления польского социально-политического, экономического и культурного доминирования среди стран «треугольника». Активная работа Варшавы с гражданским обществом в Беларуси является частью этой мягкой экспансии.

Итого:

Польша не забывает о собственных имперских амбициях и ведет активную деятельность по продвижению польских национальных интересов на территории соседних государств. В этом смысле можно с уверенностью сказать, что отсутствие прямого военного столкновения еще не говорит о дружественных намерениях Варшавы, потому что завуалированная под развитие гражданского общества экспансия представляет собой не менее опасное явление. В конечном счете такое воздействие приводит к размыванию белорусской национальной идентичности.

Фото: Zviestki.info

 Последние новости Беларуси и мира
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.