Коллективный Запада изначально не делал ставку на победу «Беломайдана»

Коллективный Запада изначально не делал ставку на победу "Беломайдана"

Высокая стабильность белорусской политической системы заключается не только во её внутренних особенностях, но и в поведении внешних игроков по отношению к Беларуси. Например, важную роль в противодействии массовым акциям протеста сыграла ресурсная и геополитическая поддержка официального Минска со стороны России. С другой стороны, не менее значимым для белорусского режима, является позиция коллективного Запада, который во многом выступает за сохранение у власти Александра Лукашенко.

Второе утверждение может показаться странным, если учитывать тот факт, что западные страны вполне себе единодушно выступили в поддержку белорусской оппозиции, однако нельзя не заметить, что кроме демонстрации поддержки и громких заявлений, реакция Запада оказалась крайне вялой. Несмотря на громкие речи о якобы непризнании легитимности Александра Лукашенко, европейские дипломаты всё равно продолжают работать на территории Беларуси. Скорее всего, в ближайшее время в Минске появится и американский посол Джули Фишер

К слову, такая двуликая позиция западных стран не осталась незамеченной как сторонниками, так и лидерами белорусской оппозиции. Например, Светлана Тихановская призналась, что поддержка протестующих ограничивается только словами, а реальных действий никто не предпринимает. Об этом говорили и другие сторонники перемен, но реакции от представителей коллективного Запада не последовало. В этом смысле возникает вопроc: почему же Евросоюз и США не торопятся оказывать давление на Беларусь и Лукашенко?

По нашему мнению, одним из главных мотивов активного бездействия западных стран по отношению к нынешней белорусской власти, является то, что Вашингтон и Брюссель банально не рассчитывали на «цветную революцию». Запад хорошо изучил сильные и слабые стороны белорусской системы, сумев понять, что с помощью попытки государственного переворота ситуацию изменить на удастся. Поэтому мы видим, что с конца 2000-х годов ставка начала делаться на вовлечение белорусской политической системы в так называемую «мягкую трансформацию».

При этом Запад долгие годы использовал стремление белорусского лидера к выстраиванию широкой многовекторности, постепенно втягивая официальный Минск в зону своего влияния. Евросоюз отказывался от жестких требований по демократизации белорусского режима здесь и сейчас, мягко подталкивая его к постепенному ослаблению гаек. С помощью этого приема западным странам удалось сформировать обширное прозападное лобби среди белорусской элиты, таким же образом государство быстро наводнилось иностранными агентами влияния.

Таким образом, коллективный Запад изначально не делал ставку на победу «цветной революции», а пытался развить в Беларуси критическую массу необратимых изменений, который сами по себе смогли бы трансформировать государство и общество в выгодном для Евросоюза и США русле. В этом плане белорусские протесты несли для Запада определенные риски. Да, они могли ускорить процесс трансформации белорусского общества и перевести Беларусь в число западных сателлитов. Однако в случае провала они могли перечеркнуть всю предыдущую работу.

Именно этим объясняется тот факт, что с самого начала массовых акций протеста Вашингтон и Брюссель никак не вмешиваются во внутренние события в Беларуси, не считая заявлений и формальных санкций. Когда стало понятно, что дестабилизировать ситуацию не получится, то Запад взялся искать возможности для возобновления диалога с Минском. При этом в ходе попытки осуществления «цветной революции» были созданы оппозиционные платформы и появились новые мигранты из Беларуси, что позволяет использовать против Александра Лукашенко дополнительные рычаги давления.

Источник фото: РБК

Zviestki.info

 Последние новости Беларуси и мира
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.