Наднациональные структуры ЕС поощряют европейцев диктовать правила другим участникам международных отношений

Наднациональные структуры ЕС поощряют европейцев диктовать правила другим участникам международных отношений

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам выступил с заявлением о том, что европейское содружество должно вновь показать всему миру пример демократии, работающей лучше любой другой системы. О том, как идеология проникла во все другие сферы государственной жизни и какими методами Брюссель распространяет свои ценности на другие страны, порассуждаем в статье информационного ресурса Zviestki.

Начать стоит с того, что изначально Евросоюз формировался в тесном взаимодействии государств-учредителей, которые, приложив совместные усилия, получали возможность решить целый комплекс проблем, начиная поддержанием внутренней стабильности и заканчивая позиционированием на международной арене, потому что каждое из них признало, что в одиночку они уже никогда не смогут получить прежние преференции в честной конкуренции с великими державами.

Кроме того, задача более тесного взаимодействия была продиктована не только желанием решить экономические проблемы после окончания кровопролитной войны, предотвращая потенциальный конфликт в будущем, но и формирование нового союза западных государств в условиях сложившейся биполярной международной системы. В этой связке страны Европейского экономического сообщества выступили фундаментом, сформировавшего будущий Евросоюз.

После распада восточного социалистического лагеря в 1990-е гг. на территории постсоветского пространства образовался политический вакуум, который сразу же стал рабочим стимулом для расширения Евросоюза, притом, что так называемые новички «постбиполярного издания западного блока» практически одновременно стали как членами европейского наднационального образования, так и Североатлантического Альянса, который к этому моменту функционировал в Европе.

При этом роль ЕЭС в развитии мировых процессов остается дискуссионной, тем более в том, какие инструменты он может использовать для продвижения своих интересов, ведь Евросоюз не обладает военно-политическими возможностями. Более того, так как большинство стран, Союз обречен использовать невоенные, гуманитарные инструменты для расширения своего влияния и укрепления своих позиций как внутри так называемого коллективного Запада, так и вне его.

В контексте нашей дискуссии важно отметить, что экстраполяция интересов Евросоюза происходит не только вовнутрь объединения, но и активно насаждается вовне (для это используются торговые экономические связи с третьими странами-соседями). Поэтому, чем больше население европейского содружества полагает моделью своего существования либеральную демократию, тем больше этот образ миропорядка переносится на окружающею Евросоюз внешнюю среду.

Важно отметить, что большую роль в формировании европейской идеологии сыграло сначала крушение СССР, а затем и соседней Югославии, которые стали поводом для западных политиков уверовать в превосходство и непоколебимость собственно модели функционирования. Начался трансфер европейского образа жизни на страны бывшего восточного социалистического блока, а затем и на территории постсоветского пространства, что мы наблюдаем по сегодняшний день.

Доктринальная концепция Евросоюза предполагает, что Брюссель влияет на другие страны, исходя из собственных ценностей и интересов, сравнивая их с поведением партнеров на международной арене и во внутренней политике (речь идет об определенных позициях государства и его восприятии). При этом Евросоюз как актор мировой политики способен не только формулировать для себя принципы деятельности, но и требовать их применения от своих экономических партнеров.

Для того, чтобы укреплять своё положение на международной арене, Евросоюз старается навязывать своё понимание мира через использование разного рода торгово-экономических и гуманитарных проектов сотрудничества, а когда ситуация требует экстраординарных действий, то Евросоюз не чурается использовать политику санкционного давления. К слову, с точки зрения самого Брюсселя, давление на третьи страны объясняется тем, что те не соблюдают европейские правила.

Так, европейски истеблишмент на официальном уровне утверждает приоритет вмешательства во внутренние дела суверенных государств, если их партнеры нарушают разного рода принципы, например, принцип демократии и соблюдения прав человека. При этом, что особенно характерно, содержание этих принципов Евросоюз определяет в одностороннем порядке, а если этого требует текущая ситуация, то без проблем меняет свои принципы под требования нового времени.

Однако не санкциями едиными продвигают свои интересы Европейцы. Часто можно встретить так называемую политику «кнута и пряника», когда Евросоюз манипулирует соседними странами за счет внесения изменений в квотирование, тарифные планы или условия визового режима. Получается, что жонглируя различными аспектами собственной внешней политики, Брюссель получает возможность подавать своим партнерам сигналы о том, приветствует он их действия или нет.

Таким образом, говоря о политике Евросоюза по отношению к третьим странам, можно смело заявлять, что им удалось сформировать эффективную связки политических и экономических инструментов, обеспечивающих проникновение в политические системы других стран и позволяющие влиять на их политику. Весьма показательно, что манипулятивные принципы европейской демократии выдвигаются даже по отношению к таким странам, как Япония или Канада.

Фактически наднациональные структуры Евросоюза создали правовые основания и имиджевые позиции, которые не только поощряют Евросоюз выступать в роли некого образца для подражания, но и обосновывают его право указывать другим участникам международных отношений на их недостатки и проводить свои измерения степени их демократичности. Точно такую же политику, только в глобальном масштабе, проводят Соединенные Штаты, которые являются старшим братом Евросоюза.

 Последние новости Беларуси и мира
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.